ЧЕЛОВЕК С НОСОМ ТИГРА

В конкурсе «Золотой руль» с прошлого года баллы автомобилям-претендентам выставляют в том числе и дизайнеры. А одного из них — шеф-дизайнера Kia (а с недавних пор и Hyundai) 60-летнего Петера Шрайера — даже наградили «Почетным рулем». «Я очень горжусь «Почетным рулем» и рассматриваю этот приз как знак уважения к профессии дизайнера» Некогда он был главным дизайнером Audi и VW, но потом на эту должность пригласили другого специалиста.

Казалось бы, в 53 года можно смириться с подобной потерей и спокойно отправиться на покой.

Только Петер Шрайер не такой человек.

Он принял предложение от Kia и вопреки прогнозам всех скептиков отправился в Корею, став первым немцем, назначенным президентом в Юго-Восточной Азии. Мы встретились с господином Шрайером в дизайнерской студии Kia, расположенной неподалеку от выставочных павильонов Франкфуртского автосалона.

Еще две такие студии находятся в Корее и США. Он сидит в своем офисе на третьем этаже за письменным столом, на котором лежит множество карандашей и книг по дизайну, стоит компьютер и четыре модельки Kia. С вашей точки зрения, что такое хороший дизайн? Все просто: хороший дизайн — это когда модель хорошо продается и доставляет радость владельцу.

Какой философией вы руководствуетесь, чтобы разводить Kia и Hyundai? Модели Hyundai должны быть как капли воды: элегантные, плавные, динамичные.

Hyundai — это классика, это корейский Mercedes, тогда как Kia играет роль молодого дикаря.

Автомобили Kia, как мебель от Ikea — хороший дизайн и доступная цена.

Почему форма автомобилей часто меняется синхронно, хотя этому сопутствует длительная разработка? Речь идет не столько о том, последует ли за округленной формой угловатая, а потом снова круглая.

Намного важнее то, что многие изменения в дизайне диктуются техническим прогрессом.

Свою роль играют и различные законодательные ограничения.

К примеру, предписания по защите пешеходов повлияли на всю выступающую переднюю часть автомобиля — это было технически обременительно. Петер Шрайер не только дизайнер, но и художник.

Что вас привлекает в живописи?

Когда я рисую, то это творчество без каких-то технических установок, без рамок и ограничений. Это просто великолепно!

Мне нравятся картины Сая Твомбли — это абстрактное, наивное и импровизированное искусство в чистом виде.

Вы уже продавали свои картины? Да, несколько.

Но я предпочитаю дарить их людям, которые что-то для меня значат.

Как выглядит переманивание успешного главного дизайнера?

Это происходит через «охотников за головами» с конспиративными встречами и жесткими переговорами? Нет, я получил прямое предложение-запрос от Kia, мне было дано три недели на размышления.

И я согласился.

Что сказала по этому поводу ваша жена Симона?

Она была в восторге. Но вы же с тех пор редко видитесь!

Да, наша семейная жизнь ограничивается выходными днями и отпуском.

Но моя жена и дети уже трижды побывали в Корее.

Вы там бываете чаще…

Да, у меня было ровно 117 поездок, т. е. 234 перелета, и вскоре предстоит следующая командировка.

Что вы делаете в самолете?

Сплю, думаю или играю в свою любимую игру на iPhone Reno Air Race, в которой летаешь на спортивных самолетах. Вкусы во всем мире схожи?

Хороший дизайн нравится везде, но у каждого рынка есть свои предпочтения. Европа — рынок пятидверников, Азия — седанов, в США доминируют большие автомобили — SUV’ы и пикапы.

Вы сделали Passat, ТТ, А2, Аб, А8, Golf IV, Lupo и New Beetle. Каким автомобилем вы особенно гордитесь?

Golf IV и Audi А2. Ими вы гордитесь больше, чем всеми Kia? Нет, я рад и тому, что дал новое лицо целому модельному ассортименту — от Kia Rio до Optima. Как появилась идея с так называемым носом тигра?

Это было вообще как озарение. Я искал фамильные черты, которые объединят различные автомобили, но вместе с тем каждое лицо должно быть уникальным и изменяться от модели к модели.

Насколько хорошо должны разбираться в технике дизайнеры? Лучше всех.

Не до последней мелочи, конечно, как инженеры, но здесь необходима огромная эрудиция, так как все технические и законодательные требования влияют на форму.

За что еще кроме внешней формы вы отвечаете как дизайнер?

За салон.

И это касается всего, вплоть до индикатора, предупреждающего о пристегивании ремней безопасности, и указателей поворотов. Внутреннее оснащение чрезвычайно важно.

Оно должно приятно удивлять, ведь в автомобиле сидишь дольше, чем стоишь рядом с ним. Особую роль играет рулевое колесо.

Когда я за него берусь, то как будто протягиваю кому-то руку, Оно должно подходить вам как перчатки. Необходимо чувство того, что оно идеально ложится в руки.

Разговор с Петером Шрайером вели (слева направо) Бернд Виланд, Николаус Фест и Иоахим Р. Вальтер (все Auoto Bild) в дизайнерской студии Hyundai и Kia во Франкфурте Какая сторонняя марка на данный момент больше всего вам импонирует?

Jaguar и Land Rover стали просто великолепны. Еще мне очень нравится Ford и новая «пятерка» от BMW. А какой самый красивый автомобиль всех времен?

История Porsche 911 впечатляет.

Способность так долго сохранять актуальность формы заслуживает уважения.

Светлый деревянный пол, масса стекла и света.

А из-под брюк выглядывают серо-белые носки Фердинанд Пих сказал: «Нам не надо было отпускать Петера Шрайера»… Да, эти слова делают мне честь, И тем не менее я не раскаиваюсь в том, что совершил такой шаг. Это великолепный опыт, возможность познакомиться с другой культурой, У тебя появляется совершенно другое видение.

Ваше повышение в должности до президента повышает и ценность вашей профессии?

Надеюсь, это принесет пользу. Дизайнеры долгое время оставались недооцененными.

Ведь дизайн — самый важный критерий при покупке, но это невозможно измерить в цифрах. Вы человек в черном.

Почему вы отдаете предпочтение этому цвету? Броская одежда только отвлекает.

Еще одно преимущество черного цвета состоит в том, что я никогда не задумываюсь, какой оттенок мне подойдет.

Вы ходите в черном даже дома и в отпуске? Вплоть до плавок и носков?

Нет, так далеко я не захожу. Сейчас я хочу купить кожаные брюки — и они точно будут не черными.

В детстве вы мечтали стать пилотом, и у вас есть летные права.

У вас в ангаре стоит старый Fokker или нечто подобное? Нет, но я хотел бы иметь Stearman — это биплан 40-х годов.

А автомобили-олдтаймеры?

Да, дома в Ингольштадте есть.

Там стоят Jaguar Е-Туре Coupe, Fiat Spider Volumex от Pininfarina и Audi TT 1-й серии.

Related posts